22:05 

Флэшмоб

Любительница Хэппи Эндов
поднять - подняли, но еще и разбудить пытаются))
Как-то раз ко мне прилетел флэшмоб с пятью темами для фанфиков от Марго Ивановна, за что ей отдельное спасибо. Каждый фанфик, написанный в рамках этого флэшмоба, посвящаю ей

Флэшмоб имени РусАме
Автор: Любительница Хэппи Эндов (любительница хэ)
Фэндом: Хеталия
Персонажи: Пейринг: Россия (Иван Брагинский)|Америка (Альфред Джонс)
Рейтинг: G

Тема 1: смена ролей

Алексей Давыдов всегда был один и в тоже время не один. Его территории раскинулись от тёплого южного моря до бескрайнего льда Северного океана, от цивильной Европы до таинственного Запада, его дом всегда был открыт для гостей, но…
Они не стремились к нему, почему-то. А если они не идут к нему, то он идёт к ним!

Прорубив окно в Европу, Алексей с блеском в глазах широким шагом вошёл в зал Европы. Он игриво поправил странную шляпу, что была писком тогдашней моды, и с удовольствием смотрел по сторонам, впитывая в себя новую атмосферу. Звание жандарма Европы было почётно и приятно грело душу. Он же герой, он готов наводить порядок!

Не обращая внимания на недобрые взгляды, он подошёл к Франции и протянул ему руку дружбы, затем игриво подмигнул Нидерландам. Вот уж кого так радостно было видеть в этой компании: его уроки Алексей до сих пор помнил, а корабли позволят ему ещё дальше продвинуться в поиске союзников. Он улыбнулся Англии, но британец презрительно отвернулся. С ним хочется поспорить в море, да вот только пока нет у Давыдова возможностей для этого: разобраться бы со своими территориями. Ничего, и это будет, стоит только подождать. Тем более, когда активно развиваются молодые страны далеко за пределами Европы, о них Алексей тоже не забывает. Кажется, у Англии есть ребёнок, там, за морем? Сам британец не хочет разговаривать на эту тему, но Франция с радостью поделился тем, что знал. Он любит своё звание старшего брата Европы и в Алексее видит то ли нового братика, то ли хорошего нового знакомого, которому столько можно рассказать. За приятным разговором Алексей подумал, что интересно было бы увидеть нового ребёнка, который в будущем может вырасти из обычной колонии и стать настоящей страной. Когда он пару раз посетил тот берег, то видел его лишь издалека, но приблизиться не смог: ребёнок словно растаял в поле высокой травы.

Вернувшись домой, уставший, но запылавший новой идеей, он стал готовиться к плаванию за океан.

А на следующий день весело ударились волны о борт корабля, и ударил вертел по корме. Давыдов вовсю смотрел в подзорную трубу, ожидая момента прибытия. Встречай, Америка, Россию!

Конечно, колония не ждал его прибытия у самых берегов, а Давыдова встретили бескрайние поля и горы, но это не сбавило его энтузиазма. Пробираясь сквозь траву, он продвигался вглубь нового материка и озирался по сторонам. Эта земля была для него такой необычной, сильно отличающейся от его родных земель, а погода была тёплой, чем не могли похвастаться его территории. Наверное, как посудил Алексей, и сама колония будет доброй и радушной.

Дойдя до середины материка, он остановился и огляделся. Воздух сладостно наполнял его лёгкие, и он с радостью его вдыхал, предвкушая встречу.

Жизнь научила его быть бдительным, слишком многим приходилось расплачиваться за собственную неосторожность, и как только до уха донёсся шорох, он сделал резкий выпад, и вот у него в руках оказался небольшой ребёнок. Тот пару раз трепыхнулся в руках и расслабился, а на Алексея снизу вверх посмотрели огромные фиолетовые глаза.

– Привет, а я в гости, — Давыдов улыбнулся и опустил ребёнка на землю. Тот не убежал, чего боялся Алексей, но на пару шагов отошёл и потупился. Даже покраснел. Такой маленький и милый, наверное, Алексей сам был таким же до того, как пришёл монгол. Но не стоит вспоминать о таком сейчас. — Как тебя зовут?

– Итен… Итен Браун, — ответил ребёнок, с интересом глядя на пришельца.

Алексей, услышав фамилию, понял: это братец старика Артура, о котором ему рассказывал Франция. Ему даже стало немного грустно, поскольку иметь такого братика он бы не отказался…

– А я – Алексей Давыдов, Россия.

– О, вы страна? Как братец Англия?

Глаза колонии горели, он улыбнулся так солнечно, как могут улыбаться только дети. Итен был совершенно не похож на Артура, а в голову Алексея закралась мысль отбить эту колонию у Англии, но... Ничего, у него есть собственный кусочек земли на этом материке, значит он сможет заходить и просто так, по-соседски.

– Да, нас много, там, за океаном. А здесь вас что-то мало…

Ребенок немного погрустнел и произнёс:

– Мне очень одиноко. Артур обычно запрещает мне разговаривать с другими странами, а мой братик больше общается с Францией, чем со мной, — ребёнок мотнул головой, и на его лице снова засияла улыбка. — Расскажите про ваш дом.
– С радостью. Слушай.

И потекла речь ручьём. Давыдов поведал о солнечных полях подсолнечников и мирных берёзовых рощах, о дремучих лесах и просторных полях, о буйстве зелёного лета и белоснежной зиме. Его слушали с открытым ртом, и его это распаляло, заставляя вкладывать больше эмоций в рассказ.

Он настолько погрузился в описания чудес своего дома, что позволил себе не заметить приближавшегося Англию. Он был зол, а ещё в его глазах было что-то, что можно было бы назвать страхом.

– Давыдов! — грозно начал Англия, на что Алексей ответил с широкой улыбкой:

– Здравствуй, Артур…

Алексей нарочно поздоровался на русском, а Англия забавно дернулся от такого простого слова на русском. Он подобрался что-то сказать, но его опередили. — Я уже ухожу, мне пора домой. Рад буду снова с тобой встретиться, Итен!

Алексей махнул рукой и отправился к своему кораблю, и ему казалось, что он до самого берега слышал скрип зубов Англии.
***
Когда русский удалился на достаточно большое расстояние, Англия расслабился и присел на корточки рядом с Итеном. На губах ребёнка замерла улыбка, он с воодушевлением махал рукой, пока Давыдов не скрылся из виду

– Что он тебе рассказал? — осторожно поинтересовался Англия.

– Про сестёр, про поле жёлтых цветов, и ещё про много чего разного!

Итен был тихим ребёнком, но когда эмоции зашкаливали, он начинал махать руками. Вот и в этот момент он разводил руки в стороны, пытаясь показать, сколько всего ему рассказал его новый знакомый. Он ещё долго мог бы продолжать, но Артур его резко оборвал.

– Он врал, — огромные глаза Итена стали круглыми, а Артур продолжил: — Его земли холодны, там по полгода не бывает солнца. Он лезет и суёт свой нос, куда его не просят, стараясь сделать так, чтобы никто без его ведома не мог что-либо сделать. А ещё ему помогают существа с других планет, — Артур вздрогнул, вспоминая то существо, которое он когда-то встретил там. На ребёнка это оказало совершенно другое впечатление.

– Значит, он даже там нашёл друзей? Здорово! — Итен радостно хлопнул в ладоши.

– Нет, не здорово, идиот! Он опасен, коварен…

Англия мог многое рассказать, и он рассказывал. Но его попытки заставить его бояться Давыдова не увенчались успехом: Итен слишком хотел иметь много друзей, а раз на своём материке их мало, то почему бы не поискать их на другом?

Когда через некоторое время Российская империя признала его как страну, он окончательно утвердился в мысли, что Алексей хороший. Тогда-то он, заметно выросший, лично посетил эту интересную страну, налаживать контакт. Забегая наперёд, ему ещё не раз придётся налаживать контакт с Россией, но это будет потом.

А сейчас он едет в тройке, про которую ему рассказывал Алексей, и слушает его речь. Его наполняет безграничная радость.
---
Примечание: поменяла местами: Ал стал Россией (Алексеем Давыдовым), а Иван — Америкой (Итеном Брауном).



Тема 2: праздник (дополнительно кроссовер)
//не бечено
Мир люто ненавидел Альфреда Джонса этим утро. Голова нещадно болела, словно внутри неё кто-то активно применял Бомбарду по стенкам мозга, а тело было таким разбитым, словно вчера на нём станцевала как минимум парочка гиппогрифов. Альфред застонал и закопался лицом в подушку. Даже у такого оптимиста, как Ал, не повернётся назвать начало нового года радужным.

Жутко хотелось спать, а ещё больше — умереть, но он тут же себе напомнил, что умирать нельзя: Турнир Трёх Волшебников ещё не окончен! А вот после того, как он получит Кубок Огня и заглянет в глаза посрамлённому Ивану Брагинскому, тогда можно и умереть… лет через сто.

Он перевернулся на бок и недовольно поморщился. Солнечные лучи, проникающие сквозь не зашторенное окно, казались слишком яркими и резкими даже с закрытыми глазами. Наверняка вчера гриффиндорцы были слишком пьяны, чтобы зашторить его. Альфред собрался с силами, приподнялся над подушкой и прохрипел, пугаясь собственного голоса:

– Артур, закрой это мерлиново окно!

В этот момент на его голову опустилась тяжёлая рука, утыкая его лицом в подушку. Ещё более хриплый голос произнёс грозным шёпотом:

– Не вопи, Фредди, голова трещит.

Альфреда схватил озноб. Обладатель голоса вырисовывался в его сознании огромным и страшным, поэтому он не спешил поворачивать свою голову в сторону говорившего. Подивившись своей нерешительности, (которая у него ассоциировалась ещё и с трусостью, недопустимой для гриффиндорца) Альфред решительно перевернулся на бок. Рядом с ним на кровати, накрывшись с головой одеялом, кто-то лежал. В недоумении Альфред обвёл взглядом близоруких глаз комнату. Да, он проснулся в своей ставшей за шесть с половиной лет родной башне Гриффиндора. Но кто посмел лечь в его кровать?!

Экстрим ударил в его светлую, но измученную похмельем голову. Резким движением он дёрнул на себя одеяло. Но некто больно сильно за него ухватился, поэтому стянуть получилось только с головы. Светловолосый парень повернул к нему голову и одарил Альфреда тяжёлым взглядом сиреневых глаз.

– Ты совсем очумел, Фредди?

– Брагинский?! Ты что здесь...!

В лицо Альфреда прилетела мягкая подушка, заставившая его замолчать. Иван снова закутался с головой в одеяло, словно ограждая себя от окружающего мира и Ала. Из глубин одеяла донеслись полные мучения слова:

– Почему ты такой громкий? Хотя после вчерашнего ты явно должен был сейчас охрипшим. Ты так активно старался всех перепеть…

Альфред мотнул головой, а после схватился за неё обеими руками. Головная боль как некстати решила вернуться. Рухнул на кровать, на что тело отозвалось ещё большей болью. Вспоминая непростой характер нынешнего соседа по кровати, он тихо простонал:

– Что вчера было?

Иван молчал с минуту. Потом раздался тяжёлый вздох, и миру явился сонный Брагинский. Косо посмотрел на Альфреда и буркнул:

– Новый год встречали.

Логично. Очень логичный ответ, но он совсем не раскрывает того, как Альфред оказался вместе с Брагинским в одной кровати и почему так сильно всё болит. Он потянулся к тумбочке, надеясь найти свои очки, но их там не оказалось, так что ему пришлось продолжить задавать свои вопросы немного расплывчатому Ивану.

– А что ты тут делаешь?

Иван с тихим хлопком приложил правую ладонь к лицу и медленно выдохнул, словно успокаивая самого себя.

– Отвечаю на тупые вопросы вчерашнего пьяницы. Всё, — Иван резко выставил перед собой левую руку, не давая Альфреду продолжить свои расспросы, — я отказываюсь отвечать на странные вопросы, пока голова не пройдёт.

Он встал с кровати и потянулся, из-за чего с него сползло одеяло, и только в этот момент Альфред понял, что Иван голый. Альфред покраснел и отвернулся, желая скрыть своё смущение, но когда Иван повернулся к нему спиной, не выдержал и бросил на него взгляд. На его спине обнаружились свежие шрамы от ногтей. Коротких ногтей, страстные девушки таких не оставляют. Теперь у Ала горели ещё и уши. Он уткнулся лицом в подушку и крепко её сжал. Судя по ощущениям, одеждой он тоже не обеспокоился. Иван блуждал по комнате, тихо ругаясь про себя на родном языке. Шорох ткани, потом последовал звук глотка. Альфред оторвался от подушки и посмотрел в сторону Ивана. Тот вытер рукой губы, а в правой руке оказалась железная фляжка. Его лицо посветлело, и теперь Иван не казался таким взрослым и страшным, а на губах появилась прежняя улыбка. Зависть и любопытство сцепились и завыли дурным голосом в голове Альфреда, и он не сдержал вопроса:

– Что это?

Иван повернулся к нему лицом и посмотрел на него так удивлённо, словно уже успел забыть, что в комнате он не один. Раздался смешок и Иван ответил, повертев в руках флягу:

– Специальное зелье против похмелья. Называется Рас-Сол. Хочешь?

Последнее слово Иван произнёс голосом искусителя, и Алу на мгновение показалось, что у русского выросли рога чёрта. Фляга притягивала взгляд, а во рту была такая сухость, что Ал облизнул губы. Сил противиться такому искушению не оставалось.

– Давай сюда.

Альфред вцепился в протянутую флягу и глотнул неизвестную жидкость. Краем глаза он видел, с каким умилением на него смотрел Брагинский. Тот явно смеялся над ним внутри своей души.

Вкус зелья был не самым приятным, но стало значительно легче: голова прочистилась, мысли собрались в кучу. Альфред улыбнулся и вспомнил, что кое-что он ещё не выяснил.

– А что вчера было? И где ребята?

До него внезапно дошло, что ни Артура, ни Метью в комнате нет, хотя праздник отмечали вместе… По крайней мере, начинали отмечать вместе.

– Ты про своего кузена и этого серьёзного англичанина? — уточнил Ваня и почесал подбородок. — Матвей был вместе с Тино, так что, наверное, у нас на корабле заночевал. А вот серьёзного англичанина утащил обаятельный француз ещё в середине праздника. И вроде он был не против этого.

Ал немного завис, но через пару секунд догадался, что Матвей — это Метью, серьёзным англичанином Иван назвал Артура, а вот обаятельного француза Ал не мог вспомнить. Они все казались ему слишком… воздушными, особенно на фоне студентов из Дурмстранга. Смутно, но Ал начал это вспоминать. И бал в честь праздника, и то, как он с Метью и Артуром после него решили продолжить отмечать праздник в другой обстановке... И натолкнулись на ребят из соседних школ…

– И всё-таки, как ты оказался здесь?
– Рассказать сначала?
– Да.
– Полгода назад директор Мороз сказал, что в этом году пройдёт Турнир…
– Не настолько сначала!
– Хорошо, — легко согласился Иван, и Альфред приготовился слушать.

< POV Ивана>

Ваш директор решил организовать бал, на котором смогут присутствовать все студенты, без ограничения, поэтому ничего крепче сливочного пива не было. Нам это показалось это немного скучным, поэтому, скрываясь от взгляда нашего директора, наша компашка в купе с ребятами из Шармбатона оккупировала один пустой кабинет и приступили к дегустации напитков покрепче. В самом разгаре нас обнаружила ваша троица. Серьёзный англичанин… Что? Его зовут Артур? Хорошо, пусть будет Артур. Он назвался старостой и стал читать нам лекцию. Честно говоря, он был в двух шагах от того, чтобы оказаться связанным и с кляпом во рту где-нибудь в подземельях. На его счастье, в дело вступил один из французов. Вываливал на Артура такое количество своего обаяния, но без толку, хотя…

Заметив, что они заняты криками друг другом, мы по-тихому смылись, прихватив и вас. Ты и Матвей… Он не Матвей? Метью? Странное имя. А тогда почему ничего не говорил? Ах, да, ты ж всё ругался, чтобы я перестал называть Федей. Теперь ты Фредди. Тебе так тоже не нравится? Не, Альфреда я не запомню, так что будешь Фредди. Так вот, решили продолжать пьянку на улице, где мы пели песни. Правда, из-за того, что у всех разные родные языки, получилось непонятно, но задорно. Ты старался оказаться впереди всех, удивительно, что ты сейчас можешь говорить, но не суть. Очень скоро вы с Матвеем-Метью замёрзли, поэтому перебрались сей толпой к нам на корабль. Неожиданно, но у тебя обнаружилась морская болезнь. На волшебном корабле. В общем, спасая корму нашего судна от тебя, было принято решение, что ты отмечаешь на суше. А чтобы тебе не было скучно, с тобой высадили и меня. А я почему согласился? Я посмотрел на твоё зелёное лицо и подумал, что тебя одного оставлять не стоит… Да и в этот момент меня из виду потеряла младшая сестра и я этим поспешил воспользоваться. Нет, сестру я люблю, но она меня слишком любит.

О, какая между нами была романтика! Ты, я и пара бутылок огневиски и водка. Красота! А ещё ты наконец охрип, поэтому говорил шёпотом, поэтому приходилось очень низко к тебе наклоняться. Погуляли вокруг замка, поглазели на озеро, ты всё стремился потревожить сон кальмара, но тебя удалось переубедить: я был уже слишком нетрезв, чтобы нырять за тобой. Сходили на стадион, ты рассказывал о своих подвигах, усердно махая руками, словно хотел взлететь. К слову, это правда, что ты анимаг-орёл? Да не бледней так, не помчусь же я сейчас всем об этом рассказывать или вопить «Эй, а чемпион от Хогвартса — незарегистрированный анимаг!» Хотя, если я это сделаю прямо в таком виде, мне всё равно не поверят.

Сходили к Визжащей Хижине, подразнили Иву, а потом решили, что мы не в этих ещё отношениях, чтобы вместе встречать рассвет на природе. Хочу отметить, когда ты смущён, ты тако~ой забавный. Прям помидорчик, особенно без очков. Спрашиваешь, где они? Да вон, на шкафу. Ты так переживал, что мы их разобьём, что я их убрал подальше. Вот, бери. Так, дальше…

Встречать рассвет на улице мы не захотели. Ко мне на корабль уже не пускали, поэтому пошли к тебе. При этом у входа там караулил какой-то злой мужчина, поэтому мы полезли через тайный ход. Вот хохма было, потому что этот ход не такой уж тайный: на выходе мы как раз попали под омелу. Я бы её даже не заметил, но повесившие были с чувством юмора и высокими баллами по Заклятиям. Мы так стали светиться, что нас было видно издалека. Конечно, был вариант, чтобы самим снять заклятие, но какие мы были пьяные, так что после одной случайной Бомбарды мы пошли по пути наименьшего сопротивления. Целуешься ты, к слову, так себе: сказывается отсутствие опыта. Вот не надо меня прожигать таким взглядом, не растаю. И бросаться доказывать обратное тоже не надо, нам ещё надо эту комнату освободить, когда вернутся Артур и Матвей… Ну хорошо, Метью. После непродолжительного поцелуя, заклятие пропало, и мы потопали к тебе. Мне возвращаться Вот и всё, конец.

<конец POV Ивана>

– Это всё? — Альфред недоверчиво посмотрел на него.

Теперь мир в его глазах стал более чётким, он даже мог разглядеть светлую щетину на подбородке Ивана. В процессе своего рассказа русский надел трусы с россыпью жёлтых цветов, натянул штаны, бросил в сторону Альфреда его одежду. Взгляд Ивана блуждал по комнате, а лицо было слегка удивлённое. Он подошёл к креслу и из-за него достал длинный бежевый шарф. Без верха, но в штанах и с шарфом Иван выглядел как-то… неприлично.
– А ты как думаешь?

Коварная улыбка появилась на губах Брагинского. Он весело поглядывал на Альфреда своими бесстыжими глазами, заставляя Альфреда нервничать.

– Между нами ведь ничего не было? Да, точно не было!

Улыбка Брагинского стала ещё шире. Альфред вцепился в свои волосы и завыл. Русский был невыносим!
Вдруг улыбка растаяла, а Иван недоумённо посмотрел на дверь. Из-за неё доносились крики и вопли. Громче всех звучало возмущённое «Тебе сюда нельзя». Ему что-то невнятно ответил тихий женский голос, из-за которого Иван побелел.

– Наташа, — тихо прошептал он и безнадёжно оглядел комнату. Из неё было два выхода: через дверь и через окно. Прыгать ему не улыбалось в это утро.

Дверь распахнулась, и в комнату влетела сердитая девушка в бело-синем платье, поверх которого был надет красный плащ Дурмстранга. Она оглядела быстрым взглядом комнату и бросилась на шею Ивану.

– Братик!

– Я тоже рад тебя видеть, — Иван неловко приобнял сестру. Альфред хихикнул и получил очень холодный взгляд от Наташи. Нервно сглотнув, он произнёс:

– С Новым годом, Наташа!

Подозрительный равнодушный взгляд девушки прошёлся по Альфреду, который успел надеть только трусы. Иррациональный страх сковал его с головы до ног, и он уже не знал, как выйти из сложившейся ситуации.
– Пойдём, Наташа? Не будем смущать хозяина комнаты, — ласково сказал Ваня, поймав взгляд сестры. Та согласно кивнула и, проследив за тем, как брат собирал свои вещи, ушла из комнаты. Напоследок Ваня широко улыбнулся из-за плеча Альфреду и радостно сказал:

– С Новым Годом тебя, Альфред Джонс.

Когда за ними закрылась дверь, Альфред рухнул спиной на кровать. Улыбка ещё долго не сходила с его лица. «Как встретишь Новый Год, так его и проведёшь? Что ж, посмотрим, как карта ляжет… Ваня»


Оставшиеся темы:
Любимый момент
Кроссовер
Будущее (или встреча с будущим я или футуристическое ау)
запись создана: 19.10.2015 в 22:32

@темы: мой фанфик, аниме "Хеталия", Россия/Америка

URL
Комментарии
2015-10-20 в 08:57 

Чистой воды идиотизм
Знал бы, что будете читать, написал бы что-то умное
Хоть посвящение не мне, но не могу не отметиться и сказать, что фанф чудесен!:heart:__:heart:

2015-10-20 в 20:48 

Любительница Хэппи Эндов
поднять - подняли, но еще и разбудить пытаются))
Чистой воды идиотизм, спасибо за приятные слова ^__^

URL
   

дневник любительницы ХЭ

главная